«Наши айтишники – как зажравшиеся коты». Дискуссия об искусственном интеллекте и амбициях программистов

23 January 2017
Анна Гринкевич
1959

19 января в стартап-хабе Imaguru онлайн-журнала «Ідэя» провёл панельную дискуссию на тему «Как Беларуси стать мировым центром по разработке искусственного интеллекта». В интерактивной беседе приняли участие лидеры белорусской IT-сферы в области AI. StartupLife приводит главные цитаты со встречи.

***

Какие изменения повлечет за собой развитие искусственного интеллекта в повседневной жизни? Какие перспективы скрыты для инвесторов и бизнесменов? Что ждать с экономической точки зрения? На эти и другие вопросы ответили гости дискусии:

• Юрий Мельничек, сооснователь и бывший СЕО maps.me, директор AIMatter, разработчик в сфере искусственного интеллекта/machine learning.

• Дмитрий Гурский, партнер венчурного фонда Haxus, который инвестирует в стартапы, связанные с исследованиями искусственного интеллекта. СЕО Ideanomix Digital, компании-разработчика мобильных приложений, сооснователь издательства образовательной литературы Ideanomix.

• Денис Пирштук, главный разработчик отдела данных (Chief Data Scientist) компании InData Labs, одного из лидеров в сфере machine learning и BigData в Беларуси.

Нейросети: to be or not to be

Почему машинное обучение ассоциируется прежде всего с обработкой видео- и фотоматериалов? И в каких сферах предполагается будущее развитие нейросетей?

Юрий: Обработка видео, изображения и звука была долгое время недоступна классическому machine learning. В то время хорошо развивались методы классификации и прогнозирования нейросетей. Поэтому сегодня обработка визуального материала, аудиоматериала просто-напросто «догоняет» существующий уровень. И это естественное применение нейросетей. В будущем обработка видео будет полностью автоматизирована и все работы, где человек взаимодействует с видео/звуком, будут оцифрованы. Что же касается следующих сфер развития нейросетей – это, скорее всего, язык.

Дмитрий: Нейросети могут быть применены там, где человеку, чтобы принять какое-либо решение, требуется несколько секунд. Самая большая ниша развития для нейросетей – это автоматически управляемые устройства (например, Uber). Сегодня в эту сферу вкладываются миллиарды, и через пару лет самоуправляющиеся машины станут обычным явлением. Начнут исчезать работы для водителей такси, поездов…

Денис: Обработка видео и фото – популярное явление. Сегодня у каждого есть телефон, и онлайн-распознавание массово нравится всем. Но существуют тренды и в других областях, например, медицине.

Маленькие стартапы в большой игре

Могут ли маленькие стартапы конкурировать с гигантами типа Google в области создания нейросетей, для разработки которых нужны большие объемы данных?

Юрий: Конкуренция – штука опасная. И в данном случае лучше не конкурировать, а открывать новые рынки, куда большие компании не идут в силу своей инерции. Что касается данных, то большое количество информации находится в свободном доступе, в том числе для коммерческого использования. Когда Haxus (венчурный фонд, основанный белорусскими IT-бизнесменами, поддерживает стартапы, которые работают с темой искусственного интеллекта – прим. StartupLife) проводил двухдневный хакатон в Минске все менторы советовали брать данные в открытом доступе. Нужно брать и экспериментировать.

Дмитрий: Однако есть области, где информацию взять не так просто. В той же медицине существуют жесткие ограничения, до которых просто так не доберешься. Получение релевантного объема данных – одна из основных проблем в создании проектов, связанных с нейросетями.

Юрий: Когда находишься в области, где ничего нет, достаточно сделать первый шаг, чтобы показать результаты. Чтобы прийти за инвестициями и развиваться дальше.

Денис: Стартапы выигрывают за счет своей мобильности и оперативного управления, потому что они ориентируются в первую очередь, на быстрый поиск рынка и анализ ситуации.

Зачастую «не делать» – более продуктивно, чем «делать»

С чем связан успех стартапов на постсоветском пространстве в области искусственного интеллекта (MSQRD, Prisma)? Что есть у нас, чего нет в Кремниевой долине?

Дмитрий: Я бы не относил наши разработки, во многом «очаговые», к какой-то системе. Хоть активность Haxus и направлена на то, чтобы упорядочить наши последние разработки, в той же силиконовой долине количество проектов в области искусственного интеллекта выросло почти до 300 (в прошлые годы эта цифра была в разы меньше).

Что нужно сделать государству и предпринимателям, чтобы проекты в области искусственного интеллекта активно развивались?

Юрий: Зачастую «не делать» – более продуктивно, чем «делать». Сегодня точно не нужно вводить никаких регуляций, потому что это станет дополнительным барьером. В противном случае компании либо прекращают свою деятельность, либо переезжают в другие страны, либо начинают существовать в нелегальном поле.

Дмитрий: В Беларуси кадровый потенциал прокаченных людей истощается. Сегодня сложно найти даже специалиста среднего уровня. Для того, чтобы развивались проекты в области искусственного интеллекта, у нас слишком маленькая прослойка настоящих профессионалов. Общее число сильных IT-специалистов, которые могут разобраться в области AI, не более 1000 на всю отрасль. Пару процентов от общего числа.

Наши айтишники в абсолютной зоне комфорта. Они – как зажравшиеся коты, им ничего не надо. У айтишников нет вызовов, и это проблема.

Денис: Кадровая проблема – большая. Наша компания тесно сотрудничает с университетами, но в Беларуси не принято инвестировать в людей. У нас не настолько развито научно-техническое сотрудничество компаний с вузами.

Юрий: Однако в существующих условиях у белорусских компаний есть возможность нанимать людей из соседних стран. Зарплаты приближаются к московским. Из резюме видно: много людей готовы переехать в нашу страну, потому что Беларусь воспринимается уже почти как Европа. Правильно, что в Беларуси отменили визы для многих национальностей. В ситуации выбора – открывать офис в Минске, Москве или Киеве – для западных компаний Минск стал более привлекательным. Следующих шаг – сделать «открытым» небо, чтобы любая компания, которая захочет прилететь в Беларусь, имела такую возможность.

Дмитрий: Трудная ситуация и с бизнес-людьми. Следует работать над имиджем страны.

Недавно я прочитал книгу «Startup nation» – о стартапах в Израиле. В 70-ые Израиль ничем не отличался от Беларуси, всё было зарегулировано. Весь IT ограничивался Intel’ом и Microsoft’ом. Никто и не думал лепить стартапы.

Изменения произошли в 90-ые, когда появилось ICQ и его продали. Это потрясло Израиль! Оказывается, что-то из ж&%ы мира сумели продать?! Для них это было таким же потрясением, как у нас продажа MSQRD. В Беларуси может развиваться что-то похожее.

Юрий: Из полезных вещей, которые следует отменить, – убрать статьи за экономические преступления.

Денис: Государство не должно вмешиваться в бизнес. Оно должно заниматься инвестициями и фундаментальными науками.

Бизнес + университет

Нужно ли бизнесу взаимодействовать с университетами? И как сделать так, чтобы белорусские университеты выпускали отличных специалистов?

Денис: По отзывам работодателей у выпускников БГУ, БГУИРа высокий уровень подготовки. Важна сама ориентированность молодых специалистов. Университет не должен «прогибаться» под нужды компаний, но вместе с этим он должен помочь студенту сориентироваться в своих интересах, дать нужный бэкграунд. С другой стороны, компания должна мотивировать и вкладывать в своих сотрудников, повышать их компетенции, понимать долгосрочную перспективу таких ивестиций.

Юрий: В университете не научат самому главному – самостоятельности. Ответственность сильно смещена в сторону учреждения образования.

Такая модель закладывается в школе и продолжается в университете. Учатся ради оценки. Люди, которые приходят к нам на работу, замотивированы внутренне. Если университет не дает достаточный объем знаний, они получают информацию из открытых источников (Coursera и проч.).

Могут ли гуманитарии работать в области искусственного интеллекта?

Денис: Если человек обладает определенными базовыми знаниями, то вполне может найти себя в бизнес-аналитике. Там, где нужно общаться, например, с заказчиками, объяснять суть.

Юрий: Сегодня появляются смежные сферы (тот же digital-маркетинг, project-менеджемент), где глубоких математических знаний не нужно и где отлично работают гуманитарии.

Дмитрий: Маркетологи с пониманием аналитики на вес золота. Элементарные знания обязательны – из-за ошибки можно потерять тысячи долларов.

Фото: Глеб Канаш

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ