«Госсектору стоит поучиться у бизнеса». Чем финский опыт венчурного финансирования полезен Беларуси

21 February 2017
Александр Литвин
1068

Что общего у Facebook, Google, Apple, Ebay, Cisco и Intel? Эти компании были основаны с участием венчурного капитала. Во многом именно этим объясняются их success stories. Бизнесы, получавшие на старте поддержку венчурных фондов и частных инвесторов, растут быстрее, создают больше рабочих мест, и в результате оказываются успешнее.

В Беларуси пока нет условий для классического венчурного финансирования – отсутствуют базовые инструменты англосаксонского права, гарантии защиты интересов инвесторов и стартапов, нет частных венчурных фондов. Необходимость развития экосистемы очевидна, но двигаться вслепую нельзя: нужно учиться у стран, успешно прошедших этот путь.

В Финляндии, стране с населением в 5,5 млн человек представлено порядка 50 местных и международных венчурных фондов, активно действует сообщество бизнес-ангелов FIBAN, работают государственные программы поддержки и фонды. Есть чему поучиться!

Этим и занимались беларусские бизнес-ангелы, стартапы, представители министерств и ведомств, центров трансфера технологий на второй встрече дискуссионного клуба B Venture, прошедшей в стартап-хабе Imaguru.

Спикеры – Татьяна Маринич, основатель и директор группы компаний Belbiz и Уилл Кардвелл, профессор и основатель центра предпринимательства Aalto University (Финляндия), партнер венчурного фонда Courage Ventures – обсудили, чем финский опыт может быть полезен Беларуси.

Почему венчурные инвестиции так важны?

Венчурный капитал влияет на экономику той страны, в которой реализуется, в трёх аспектах: стимулирует развитие инноваций, привлекает лучших специалистов и создаёт новые рабочие места, стимулирует экономический рост.

Инновации

Статистика утверждает, что один доллар, инвестированный в венчурный капитал, приносит в 3 раза больше патентов, чем доллар, вложенный в R&D (исследования). А увеличение объёмов венчурного инвестирования на 0,1% ВВП даёт прирост реального ВВП страны на 0,3%. Инвестиции в стартапы на ранних стадиях дают ещё больший рост – до 0,9%.

Исследования тоже важны, но цифры показывают, что должно быть первично: расходы на R&D в европейских компаниях с венчурным капиталом составляют 8,6% от объёма доходов, тогда как в остальной экономике – только 1,3%. Финансовый баланс в таких компаниях не зависит исключительно от продаж, а значит, они могут позволить себе больше научных исследований и тестирования, повышая тем самым качество своего продукта.

Как заметила Татьяна Маринич, венчурное финансирование – принципиальное условие для выживания и развития компаний с высоким потенциалом роста в период "долины смерти". Это стадия, через которую проходят все стартапы: проект уже запущен, средства вложены, а прибыли ещё нет. Без венчурной поддержки проект погибнет, что и происходит в 91% случаев.

Рабочие места

Опыт ЕС и США показывает, что компании с привлечённым венчурным капиталом создают гораздо больше рабочих мест (и делают это быстрее), чем бизнес, выживающий сам по себе. Это логично: компания сама ещё не зарабатывает достаточно средств, чтобы платить большому штату специалистов, а инвестиции позволяют ей сделать это, чтобы развиваться быстрее. Инвестиции становятся топливом для разработки продукта и вывода его на рынок.

Количество рабочих мест в компаниях с венчурным капиталом растёт в среднем в 8 раз быстрее, чем в остальной экономике. В США 7 технологических компаний, финансируемых венчурным капиталом, за 20 лет создали 250.000 рабочих мест. Это AOL, Cisco, Dell, Intel, Microsoft, Oracle, Sun Microsystems – их рыночная капитализация превышает суммарную капитализацию всей Парижской биржи (т.е > 3,2 трлн евро).

Экономический рост

Страны с высокой венчурной активностью обычно показывают более уверенный экономический рост. В США 18% от всех IPO – это компании с венчурным капиталом. Их суммарная капитализация – $4,3 трлн, а расходы на исследования превышают 25% от объёма расходов по этой статье у государственных, академических и частных структур.

Татьяна Маринич привела пример США, где за 30 лет (с 1970 по 2000 гг) 273,3 млрл долларов венчурных инвестиций способствовали созданию 7 млн рабочих мест и получению $1,3 трлн дохода. Эти инвестиции привлекли компании, которые сегодня генерируют 13,1% от всего ВВП США.

Как выглядит венчурная экосистема Финляндии?

В стране действует ассоциация бизнес-ангелов FIBAN, работает около 50 финских и международных венчурных фондов. Они самостоятельно активно инвестируют в стартапы на ранних стадиях. На более поздних – выступают лид-инвесторами, дополнительно привлекая средства фондов из Европы или США.

Уилл Кардвелл рассказал, что типичный объем посевного раунда инвестиций для финского стартапа – от 50 до 250 тысяч евро. Стандартный А-раунд – от 500 тысяч до 2 млн евро. В 2016 году среди всех европейских стран Финляндия заняла первое место по объёму привлечённых стартапами инвестиций. В пятёрке также Швейцария, Швеция, Ирландия и Великобритания.

В 2010 году финские бизнес-ангелы инвестировали 2 млн евро, а в 2015 – уже 37 млн. Усреднённый финский инвестор вкладывает 200 тыс. евро в 6,5 стартапов, и совершает 1,8 экзитов в год. Только портфельным инвестированием занимается 22% бизнес-ангелов, 45% совмещают его с другой деятельность, а 33% рассматривают вложения в стартапы как хобби, не выводя его на профессиональный уровень.

FIBAN – одна из крупнейших и наиболее активных сетей бизнес-ангелов в Европе с более чем 500 членами. В 2015 году свои проекты участникам сообщества представили 104 стартапа, из них 34% привлекли инвестиции.

Куда инвестируют финские бизнес-ангелы? ICT-сектор привлекает 26% всех инвестиций, по 9% распределяется на решения для экологии и устойчивого развития, мобильные технологии, финансовые сервисы и медицинскую технику. В лидерах также производства, креативные индустрии, ритейл и дистрибуция.

Стартапы, бизнес-ангелы и венчурные фонды могут рассчитывать на поддержку (финансовую, информационную, ресурсную) от Финской Ассоциации Венчурного Капитала (FVCA). Большой вклад в экосистемы уже много лет вносят государственные организации SITRA (инвестирует в инновационные проекты) и Tekes (предоставляет займы, не работает со стартапами на самых ранних стадиях. Растущая компания может рассчитывать на получение займа до 1 млн евро на выгодных условиях).

Около 10 лет назад Финляндия отменила прямое владение государства акциями молодых компаний, сосредоточившись на финансовой поддержке их менеджеров.

Многое для развития инновационного предпринимательства и венчурной среды делает Slush – крупнейшая региональная стартап-конференция, которая выросла со 100 человек в 2008 году до 16.000 в 2016. По оценке организаторов, в период с 2013 по 2015 гг. встречи с инвесторами на мероприятиях Slush принесли стартапам 500 млн евро инвестиций. На финские проекты из этой суммы пришлось 200 млн евро.

Что может сделать Беларусь, опираясь на уроки Финляндии?

По мнению Уилла Кардвелла, Беларусь может использовать уроки Финляндии, чтобы пройти путь развития своей венчурной экосистемы быстрее и эффективнее.

В первую очередь, нам стоит сформулировать долгосрочное видение венчурной экосистемы, при этом в краткосрочном периоде нужно быть готовыми к неудачам. Важно наладить реальную поддержку предпринимательских талантов и инвесторского капитала. Она должна заключаться не только в объёме инвестиций, но в заинтересованности, вовлечённости всех игроков рынка.

Рассуждая о роли государства в развитии венчурной экосистемы и её критериях оценки успешности инвестиций, Уилл заметил: «KPI в этом случае должны быть связаны с деятельностью, а не результатами. Нужно ориентироваться на вехи в развитии бизнеса. На то, как компания продвигается по бизнес-плану, изменяется ли её стратегия, нанимает ли она иностранных специалистов. Оценивать эффективность работы компании на ранних стадиях только по росту прибыли и увеличению рабочих мест неправильно. Если молодой стартап много продаёт, но мало вкладывает в разработку и развитие своего продукта, он не привлечёт инвестиций».

Финляндия – страна с устоявшимися институтами рыночной экономики, но что делать Беларуси, где таких институтов нет, а правовые условия не всегда ясны?

Уилл Кардвелл убеждён, что это не должно останавливать Беларусь: «Стоять на месте – не выход. Cмотрите на то, как ближайшие к вам страны перешли от старой ментальности к новой. Отрегулируйте законодательную базу, установите контроль над интеллектуальной собственностью. И, главное, делайте это постепенно. Нельзя перенести сюда Силиконовую долину целиком, но это можно сделать по частям. На мой взгляд, в этом госсектору стоило бы поучиться у бизнеса».

Говоря о привлекательности беларусского стартап-рынка для финских фондов, эксперт заметил, что фонды не ищут специальной возможности инвестировать в Беларусь – они ищут лучшие проекты. Деньги придут к отличной технологии, где бы она не находилась. Если она будет в Беларуси, фонды инвестируют сюда.

Читайте также: Какие изменения нужны «венчурному» законодательству? Итоги первой встречи дискуссионного клуба B Venture

***

В рамках программы развития отрасли венчурного финансирования AID Venture скоро стартует обучающий курс для бизнес-ангелов. Начало занятий – 10 апреля. Подача заявок откроется в ближайшее время. За плечами Уилла Кардвелла, одного из преподавателей курса, 20-летний опыт частного инвестирования и руководства инвестиционными фондами.

Фото: Глеб Канаш

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ