Вторая жизнь Детройта. Как стартапы, фонды и университеты возрождают город-призрак

25 August 2016
Александр Литвин
2895

Детройт, полузаброшенный 30 лет назад, восстанавливается силами частного бизнеса. Возле центральной площади города ещё 5 лет назад ночевали бродяги, а сегодня работают коворкинги. На 700-тысячный город их 6. Анна Новицкая, координатор Всемирной недели предпринимательства, вернулась из поездки по США и рассказала StartupLife.by, как бизнес возрождает Детройт.

Не призрак, а центр стартап-экосистемы

Мы все ехали в Детройт с таким ощущением – ожидали встретить разрушенный город, а увидели отличный кейс. Мы могли бы отправиться в Калифорнию, где «тепличные» условия, инкубаторы и коворкинги на каждом углу. Но опыт Детройта (и в целом штата Мичиган) куда более ценный для Беларуси.

Поездку организовывало Агентство США по международному развитию (USAID). За 3 недели в рамках программы Community Connection мы побывали в разных технопарках и акселераторах. Такие поездки ежегодны, их организовывают города, которые выигрывают тендер от материнской организация World Learning. Детройт уже не в первый раз выиграл тендер и отлично зарекомендовал себя как организатор таких образовательных поездок.

Вторые после Долины по инвестициям на душу населения

Пять лет назад в центре города лучше было не появляться, особенно вечером и пешком. Центральную площадь и небоскрёбы облюбовали бродяги, в заброшенных офисах остались принтеры, бумаги.

Сейчас в Детройте 700 000 жителей – это третья часть от докризисного объёма. Но пустоты не чувствуется – в центре находятся только офисы корпораций и банки. А все остальные важные объекты рассредоточены по городу.

Большая часть заброшена, но городу есть что показать. Частный бизнес и государство делают многое для возрождения Детройта. Заброшенные здания скупают, восстанавливают, оборудуют под офисы или квартиры. В одном из таких небоскрёбов снимали «Трансформеров».

Деньги на восстановление активно выделяет бизнесмен Дэн Гилберт, с состоянием в 5 млрд долларов. Он развивает предпринимательство, креативные пространства, инфраструктуру города. Но усилий одного человека, даже миллиардера, не хватит. Поэтому власти выбрали путь восстановления Детройта через малый и средний бизнес. Инкубаторы и акселераторы привлекают людей из США и из-за границы.

Все они появились относительно недавно. Когда открывался один из первых инкубаторов, Green Garage, никто не знал, что такое стартап и коворкинг. У Green Garage экологическая направленность – там работают эко-стартапы, и само здание «зелёное» – энергосберегающие технологии, огороды на крыше.

Мичиган занимает второе место после Кремниевой долины в США по венчурным инвестициям на душу населения!

Чем Мичиган привлекает стартапы

Для развития предпринимательства в Мичигане упростили налоговую систему и регулирование. За 2 года комиссия пересмотрела 2000 актов, и Мичиган по этому показателю поднялся с 42 на 6 место среди всех штатов. Людям дали право на работу без вступления в профсоюзы.

Стартапы из других регионов привлекают социальными льготами: доступ к дешевым займам, грантам и бесплатной консультационной поддержке, сниженные ставки на аренду помещений (но не везде). Иногда выдвигают условие обязательной регистрации бизнеса в Детройте. Инкубатор университета Окланда помогает с этим иностранным компаниям. У них уже есть бизнесы из Греции, Италии, Швейцарии и Германии.

На экологические проекты льготы по умолчанию не распространяются. Эко-стартапы – просто частная инициатива, её не назовёшь городским трендом. Город видит будущее в биотехнологиях и автомобильных инновациях. Предприниматели хотят наладить выпуск автомобилей с автопилотами, элементов «умной» дорожной инфраструктуры. Теоретически основа для этого есть – заводы Ford и Crysler с одной стороны и предприимчивые люди с другой. Хотя это и звучит весьма амбициозно – технологии давно ушли в другие компании и страны.

Понятие «стартап» в Мичигане размыто: не все начинающие предприниматели отличают стартап от классического бизнеса, и в этом мы с ними похожи. Свою задачу такие «стартапы» вполне выполняют – создают новые рабочие места, платят налоги, привлекают людей в город.

Закрытые питчи и традиционный бизнес

Удалось попасть на несколько питчей, хотя почти все презентации стартапов проходят в закрытом режиме. На них очень тяжело попасть, если вы не инвестор. При этом секретность не из-за больших денег – инвестиции ограничиваются 100-200 тысячами.

Сами питчи мне понравились, американцы вообще хорошо выступают и держатся на публике. В одной из презентаций мне не хватило конкретных планов на будущее. Было что-то вроде «ну… может быть, будет так… а может – вот этак…». Я не бы не инвестировала в такой проект.

Были и другие питчинги. Выходит парень и говорит: «Я продаю смузи, хочу выйти в другие регионы. Мне нужны деньги». И это не частный случай – все предпринимательские инициативы там называют стартапами, и часто ищут деньги на развитие, масштабирование бизнеса.

Это специфика региона, и инвесторы понимают её. Они готовы вкладывать деньги в перспективный традиционный бизнес. Конечно, такое позиционирование невозможно в Калифорнии или Нью-Йорке.

Университет как инвестор и ментор

Университеты здесь поддерживают и классические стартапы, и просто научные разработки в рамках учебных работ – дипломных, кандидатских, докторских.

При колледжах работают офисы трансфера технологий. Они помогают студентам коммерциализировать свои разработки. Это совершенно другой уровень, у нас нет такой поддержки от учреждений образования.

Интересны условия такой поддержки. Так как университет учит студента, он, казалось бы, вправе претендовать на его разработку. Но нет, об этом речи не идёт! Со студентами в США строятся доверительные отношения: если твоя разработка «выстрелила» и принесла деньги, ты вернёшь университету инвестиции с процентом. Если нет – ты ничего не должен.

А у нас государство имеет чуть ли не 100% прав на разработки профессоров и докторов, но эти разработки никак не монетизируются. Хотя при наших университетах тоже есть офисы трансфера технологий. Возникает вопрос – а что они делают?..

Деньгами университет не помогает. Скорее компетенциями, обучением, связями. Колледжи открывают свои инкубаторы, проводят акселерационные программы со своими преподавателями в качестве менторов.

С нами в Детройте были работники минских университетов – ИБМТ (бизнес-школа БГУ) и сельскохозяйственной академии. Мы все вдохновились в этой поездке, но понимаем, что не всё из увиденного можно воплотить в жизнь у нас. В Беларуси инициатива часто упирается в рамки государственного регулирования.

Общие цели и общие деньги

Большим открытием для меня было то, что между коворкингами, акселераторами, инкубаторами и университетами нет конкуренции. А стихийный процесс развития инкубаторов, который начался в Мичигане лет 5 назад, очень напоминает то, что происходит у нас сейчас.

Все центры развития предпринимательства тесно связаны. И если в акселератор приходит проект, который не подходит по формату, его отправят в другое место. И им не жалко «отдавать» стартап. Они удивлялись, когда я спрашивала у них про конкуренцию.

Венчурные фонды тоже объединены. Общими… деньгами. Фонды собрали свои деньги в Фонд Фондов – New Economy Initiative. Во главе стоят компетентные люди, которые работали во всех дочерних структурах, и хорошо знают, когда и как их финансировать. За 7 лет фонд инвестировал 122 млн долларов в развитие Детройта.

Разумеется, акселераторы живут не только за счёт Фонда Фондов, они привлекают деньги ангельских инвесторов, корпораций, государства. Каждый донор средств озвучивает свои интересы к дивидендам, а акселераторы работают с учётом этих пожеланий: все инвесторы должны остаться довольны.

Общие цели и общие деньги показывают, что все действительно делают одно дело. Никто не делит рынок на части, и это способствует его развитию.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ