«Криптовалюты сделают революцию. Большую, чем в свое время интернет»: Николай Бабенко, co-founder обменника криптовалют HolyTransaction

12 October 2015
Александр Литвин
2350

 «Технология блокчейн – как джин, выпущенный из бутылки, которого уже нельзя вернуть» – убежден наш собеседник Николай Бабенко. Вместе с единомышленниками он создал первый электронный обменник криптовалют HolyTransaction. В таком мультивалютном кошельке соседствуют биткоины, доджкоины, лайткоины, блэккоины и прочие «…коины». Как рушится мировая финансовая система, и зачем Люксембург и Лондон активно инвестируют в биткоин стартапы – в материале Startuplife.

– Николай, еще пару лет назад на биткоин смотрели искоса, как на валюту наркоторговцев и бандитов. А сегодня ею интересуются крупнейшие мировые банки, NASDAQ, IBM, а вы запустили обменник криптовалют. Расскажите, как он работает?

Да, еще 2-3 года назад биткоин использовали в платежах, когда личность получателя и отправителя денег должна была оставаться анонимной. Но биткоин – это псевдоанонимная валюта, и при необходимости работники компетентных органов могут вычислить личности участников транзакции. С тех пор ситуация изменилась в лучшую сторону, и криптовалюты начинают признаваться на самом высоком уровне.

Наш проект HolyTransaction – это мультивалютный кошелек криптовалют со встроенной функцией обмена. В основе работы криптовалют лежит технология блокчейн. У нее много потенциальных применений, и одним из первых стал как раз биткоин. По сути это программа с открытым исходным кодом. Любой может скачать ее, изменить код и получить новую криптовалюту, с другой технологией выработки.

Своим пользователям мы предлагаем универсальный защищенный кошелек, в котором кроме биткоина есть возможность хранить деньги в альткоинах – других криптовалютах. Например, вам удобно работать с доджкоинами. С помощью нашего сервиса вы можете конвертировать в доджкоины все поступления на биткоин-кошелек. Большая доля рынка – 92% – принадлежит именно биткоину, хотя альткоины не останавливаются на 8%, а постепенно отвоевывают свою часть.

Все криптовалюты работают на основе блокчейна – распределенной базы данных. Принцип ее работы сопоставим с торрентами, когда один фильм скачивается по частям от 50 раздающих участников сети.

Блокчейн на порядок сложнее торрентов, хотя и похож на них. В сети есть звенья, каждое из которых хранит в себе копию базы данных. В ней содержится информация обо всех транзакциях с начала создания сети. В уже вписанной в базу данных информации невозможно ничего изменить – можно только дописать.

Один из аналитиков сказал «Я вижу блокчейн как чистую форму демократии». Одна из потенциальных сфер для применения блокчейн – голосование. У каждого голосующего есть ключ с уникальным идентификатором и одним голосом. При таком раскладе сама архитектура системы исключает подделку голосов.

Сейчас мы находимся на конференции в Барселоне. Она называется Blockchein Week, и в ней участвуют представители крупнейших мировых банков, IBM, Nasdaq. Они работают над тем, чтобы использовать технологию блокчейн в своей работе. Все поняли, что это всерьез и надолго, поэтому не противятся этому. Примерно полгода назад политики, экономисты, главы корпораций стали смотреть на биткоин другими глазами – не как на опасную программу или пирамиду – а как на будущее финансовой сферы.

– Наши власти боятся анонимных денег. И, судя по темпам знакомства с электронными деньгами вообще, криптовалюты в среднесрочной перспективе останутся вне закона. В России и вовсе за разработку ПО для криптовалют грозят тюремными сроками. К чему приведет такая политика превентивного запрета и отрицания реальности?

Поначалу правительства ряда стран и руководства банков смотрели на блокчейн в целом и биткоин как его результат настороженно. После – начали знакомиться, определять правила игры и регулировать этот вопрос законодательно. Сегодня США – одна из самых зарегулированных стран по криптовалютным отношениям. Они были одной из первых стран, в которой поняли: биткоин – это серьезно. И это так, я думаю, что последствия появления блокчейн-отношения будут серьезнее, чем от появления самого интернета. Так как это – P2P сеть, ее невозможно просто отключить. Нельзя сделать маски-шоу в главном офисе и забрать сервера. Они – сервера – рассредоточены по всему миру.

Конечно, хозяевам глобального печатного станка не может нравиться идея того, что кто-то посягает на их безоговорочное господство в мировых финансовых отношениях. Но технология появилась, и будет развиваться, этот процесс уже не повернуть вспять.

А сложности регуляции в США привели к тому, что многим мелким и средним компаниям стало очень сложно получить полную финансовую лицензию для работы со всеми американскими штатами. Для этого нужно около 2 млн долларов и около 2 лет ожидания.

Закономерно, что в такой ситуации многие компании стали искать более благоприятные условия для работы. Параллельно с этим появился ряд стран, которые увидели в блокчейн предпосылки глобальной финансовой революции.

Видим ее и мы: у нас в компании уже 3 человека получают зарплату в биткоинах. Это удобно: к номеру кошелька можно привязать банковскую карту, при расчете которой криптовалюта автоматически конвертируется в евро или доллары.

– Из-за жесткого регулирования криптовалют вы и переехали всей командой из США в Люксембург?

Люксембург – маленькая страна, которая живет за счет банков, которых там очень много. В Сан-Франциско, где мы работали раньше, есть консульство Люксембурга, и часть их работы состоит в том, чтобы приглашать перспективные компании сферы fintech к себе в страну. Так стартапы получают благоприятные условия для роста и развития, а страна получает передовые технологии и налоги. Мы стали одной из первых биткоин-компаний, которые решили перебраться в Люксембург.

Банки и Люксембурга, и Лондона, и других лидирующих стран, понимают: если они хотят удержать лидирующее положение в финансовых вопросах, им нужно привлечь как можно больше подобных стартапов. В Люксембурге, в отличие от США, действует принцип: если вы не используете фиатные деньги, ваши действия классифицируются как software и регуляции не подлежат. Такое же правило действует в Великобритании – англичане научены горьким автомобильным опытом.

Оказывается, что в начале 20 века, на заре своего появления, автомобильная индустрия стала бурно развиваться в США – там ее никак не ограничивали. В Великобритании же, напротив, производители карет и повозок стали активно лоббировать свои интересы и требовать введения жестких регуляций по отношению к автомобилистам. Одно время там даже действовал абсурдный закон: если ты едешь на автомобиле, в 150 метрах от тебя должен находиться человек с красным флажком, предупреждающий о твоем приближении.

Из-за этого Англия отстала от Америки в производстве автомобилей. Теперь они боятся повторить похожую ошибку с блокчейн-технологиями, и очень открыты к новому.

Я считаю, что в странах, которые отгораживаются от новых технологий, будет ситуация, похожая на отсутствие интернета в Северной Корее. В течение 30 лет криптовалюты полностью изменят товарно-денежные отношения во многих странах мира.


ФАКТЫ О КРИПТОВАЛЮТАХ:

• 14 млн 715,1 тыс биткоин-монет выработано участниками глобальной биткоин-сети. В системе этой криптовалюты установлено ограничение в 21 млн монет. Общая рыночная капитализация монет, находящихся в обращении, составляет $3 млрд 647 млн. Максимальное значение наблюдалось в декабре 2013 г. Тогда в результате действий спекулянтов курс одного биткоина подскочил до 1000 долларов, а суммарная капитализация криптовалюты достигла 13 млрд 900 млн долларов.

• Суммарная производительная мощность компьютеров сети биткоин в 450 раз превышает суммарную мощность всех суперкомпьютеров мира.

• В мире появляются и успешно действуют самые разные криптовалюты. Например, соларкоин. Ее генерация привязана к генерации электроэнергии солнечными электростанциями. Фонд Solar Coin создал виртуально 98 млрд. solarcoins, что равняется объёму солнечной электроэнергии, которая будет произведена в ближайшие 40 лет по оценке Международного энергетического агентства.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ