Венчурный инвестор Макс Гурвиц: чтобы стартап стал успешным, нужно следовать заветам Ленина

Макс Гурвиц

Основатель венчурного фонда CCC Startups и проекта Startup AddVenture

Стадия: После акселерации, при выходе на глобальные рынки
Регион: Восточная Европа

– Макс, недавно Вы основали инвестиционный фонд в Кремниевой долине. Каким был Ваш путь к нему?

Я родился в Москве. Всю жизнь прожил в США и Нидерландах. В 2008 мы с приятелем из университета создали стартап  в Нидерландах – онлайн-правовые услуги. Подобные проекты уже существовали в Америке, а для Европы еще были новинками. Дело получилось успешным, и в 2011 г я продал эту компанию и решил переехать в Болгарию. Мне показалось, что там будет намного интереснее создавать компании: много технически подкованных людей, низкие цены, правовое и территориальное пространство Евросоюза.

В Болгарии я создал свой первый инвестиционный seed-фонд для акселерационной программы Eleven. Со временем стало понятно, что нужно создавать следующую платформу развития для тех компаний, которые успешно проходят предыдущий этап. Так мы начали делать фонд CCC Startups втроем: я и мои партнеры Майк Райнер и Виталий Голомб.

Наш опыт и компетенции охватывают большой регион – от Прибалтики до Балкан и Украины. Поэтому мы решили создать фонд, который будет брать самые амбициозные проекты из Восточной Европы и Ближнего Востока и помогать им выходить на международный рынок. Обычно это проекты, которые уже прошли акселератор и взяли деньги у местных инвесторов. Их дальнейший путь – выход на глобальный рынок – в большинстве случаев лежит через Кремниевую долину. Для помощи в этом пути мы и создаем CCC Startups. Надеемся, он начнет работу в ближайшие месяцы.

– Что Вас интересует? В какие отрасли будет инвестировать ваш фонд?

Мы будем инвестировать в IT-сферу, поскольку другие направления – нанотехнологии, медицина, биология – требуют особых профессиональных навыков. В IT сфере требование к знанию технологий минимально, поскольку там мы работаем с платформами. И бизнес-составляющая становится болей важной, чем техническая. Такие возможности стали доступны в последние 10 лет, именно поэтому сейчас мы видим бум стартапов. Раньше для того, чтобы создать IT-компанию, нужно было делать сервера, налаживать инфраструктуру. Теперь все это можно получить как удаленный сервис.

Нашему фонду интересны информационные технологии – software и hardware и проекты, которые теоретически могут выйти на международный рынок и стать глобальными. Для этого они должны преследовать достаточно большой целевой рынок – ни в коем случае не ограничиваться Беларусью или СНГ.

Любопытно, что из стран Восточной Европы немногие стартапы выбиваются вперед, но те, которые выбиваются, делают это очень хорошо. Наша цель – увеличить поток таких успешных проектов.

В Беларуси достаточно сложная ситуация. Из-за политической ситуации русскоязычный рынок сужается и становится все меньше. Из России происходит сильный отток специалистов и капитала. Какие-то возможности для развития там – те же фонды «Сколково», «Алмаз», но в целом я считаю российский рынок довольно неперспективным.

– Что такое «европейский» стартап? Сколько готовы вложить в перспективные проекты западные инвесторы?

На разных стадиях развития стартапа вкладываются определенные объемы средств. На начальной, т.н. посевной стадии в Европе инвестируется до $500 тыс. Многое зависит от самого стартапа – в некоторые уже на начальной стадии финансирования могут вложить $5-10 млн.

В Европе нет проблем с капиталом, но есть дефицит хороших проектов. Технически они хороши, а вот с ориентацией на глобальный рынок хуже. И таких специалистов, способных сделать и раскрутить продукт на весь мир, в Европе тоже немного – единицы. А в Кремниевой долине есть тысячи людей, способных основать компанию (а то и 3-4), которую купит Google. Хорошо, если в Беларуси есть 1 такой человек.

– Отсутствие таких людей – это большая проблема для развития?

Да, разумеется, в этом проблема локальных рынков – здесь нет навыков создания большого продукта для большого рынка. Есть прекрасные технические школы и кадры, благоприятные финансовые условия для работы, но нет бизнес-навыков. Если мы сможем решить эту проблему в Беларуси – привлечь таких людей и обучить их – мы увидим качественный рост уровня проектов.

Такие страны, как Беларусь или Молдова, перспективны для работы, но, вместе с тем, достаточно сложны: необходимо постоянно обучать людей. Проблема венчурной работы состоит в том, что когда ты обучаешь, ты не зарабатываешь.

Если не произойдет никаких катаклизмов на международной политической арене, то мы увидим медленный, но верный рост отрасли в Беларуси. По большому счету я готов работать с белорусскими командами и вложить средства в какую-то из них.

– Макс, вы бываете в разных странах и видите много интересного. С какими особенными проектами Вы работали в последнее время?

Недавно мы с друзьями вложились в достаточно интересный проект – приложение, позволяющее транслировать видео со смартфона на телевизоре. Если телефон и телевизор находятся в одной wi-fi сети, с помощью этого приложения ты можешь воспроизвести видео на большом экране практически с любого сайта. Настраивать интернет-трансляцию на самом телевизоре не нужно. У этого приложения уже 10 млн загрузок.

Одна из самых интересных компаний, известных мне – Rimac из Загреба, Хорватия. Они делают самые быстрые в мире электромобили –подтверждает свидетельство книги рекордов Гиннеса. Это штучные машины уровня Bugatti Veyron, и я рад наблюдать уже несколько лет за развитием этой компании. Компания Rimac Automobili – хороший пример для Беларуси. Хорватия – небогатая страна, там всего лишь 20 лет назад была опустошающая война.

Rimac Concept One разгоняется до «сотни» за 2,8 сек. Максимальная скорость автомобиля – 296 км/ч. Ориентировочная стоимость – $980 тыс.

– Что пожелаете белорусским стартап-командам?

В любом другом городе это прозвучало бы смешно, но у вас на площади стоит памятник Ленину, поэтому будет в тему: учиться, учиться и еще раз учиться.

За последние несколько лет стартап-движение стало своего рода мейнстримом. Сегодня очень круто быть в команде стартапа – как раньше играть в рок-группе. Стартаперская тусовка в Европе – это хипстеры, дорогой лимонад, разноцветные пиджачки, кеды… Но это не суть стартапов. Взгляните на примеры людей, которые построили по-настоящему успешные компании – Марк Цукерберг, Ричард Бренсон. Все они вкалывают и учатся. Когда встречаешься с ними, ты видишь скромных и работящих людей.

Нужно лучше подготавливаться к презентации своих проектов. Успех можно построить только упорной работой. Успешные стартапы максимально учатся на чужих, а не на своих ошибках. Для этого нужно быть в курсе происходящего. Главная ошибка – продолжать делать то, что уже не имеет смысла. Важно не бояться меняться и отказываться от того, что уже не работает.

Текст: Александр Литвин

Фото: Глеб Канаш

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Стадия: Все стадии

Регион: Восточная Европа

Стадия: Все стадии

Регион: Восточная Европа

Стадия: seed, late seed, Series A

Регион: Восточная Европа

Стадия: seed

Регион: США

Разместить стартап

Мы принимаем заявки на размещение ваших стартапов у нас на сайте